Рим

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим » Увеселительные заведения и Рынки » Рынок Рабов


Рынок Рабов

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

.

увеличить

0

2

<Начало>

Утро выдалось  особенно  жарким и изнуряющим, потому на рынке практически не было богатых и состоятельных людей, кто бы мог купить рабов из новой партии, привезенных два дня назад в этот злосчастный город, центре мировой политики, интриг и заговоров, крови и разочарований, но и любви.
-О Боги Олимпа, лучше бы Вы убили людей. которые  насмехаются над Вами. Почему ты Зевс Громовержец не покараешь этих рыжих псов! За что  Вы гневаетесь!?
-О Боги, какая жара... Аид молю тебя и заклинаю, забери тех, кто попал в этот рассадник лжи и ядовитых змей...

В общем пока Яннис был занят  своими обращениями к Богам, здесь в этой клоаке кажется  все таки начали появляться покупатели. Яннис с ненавистью смотрел на похабные рожи тех, кто  сюда пришел, как он ненавидел этих римлян, перед которыми стоял голый, в одной лишь набедренной повязке, закованный в цепи.
-Клянусь холмами Афины, тот кто купит меня пожалеет об этом...

0

3

Богато разукрашенные носилки с трепещущими белыми занавесками из тончайшей ткани, лежащие на плечах четырех дюжих нубийцев, проплывали над прохожими, как облачко в небе. Раб-именователь надрывался изо всех сил, хотя особенно никто продвижению носилок не мешал:
- Дорогу благородной Поппее Сабине! Дорогу!
Любопытные, кому хотелось посмотреть на госпожу, могли разглядеть за занавесками только четкий, будто на камее, женский профиль, высокую прическу в виде башни, да еще холеную руку в тяжелых перстнях, время от времени приоткрывавшую полог. Мерный шаг чернокожих рабов был настолько выверен, что носилки почти не колыхались, и когда госпожа сделала знак остановиться, так же мягко опустились на мостовую. Женщина неспешно вышла наружу, брезгливо дернув уголком рта, подобрала край паллия, расшитого серебряными звездочками, и шагнула к помосту, на котором томились рабы в ожидании, пока кто-то решит сделать их своей собственностью.
- Что угодно благородной Поппее?- торговец хорошо знал сановную покупательницу. У бедняги был только один глаз, за что на форуме его прозывали Циклопом (говорили, в молодости он был не то пиратом, не то гладиатором).
- Молодой мужчина. Возможно, боец. Разумеется, без телесных изъянов,- тон женщины был скучным, будто она выбирала на лотке капусту.

Отредактировано Поппея Сабина (2011-02-20 23:24:06)

0

4

Жара.
Жестокое южное солнце словно готово было сжечь заживо любое живое существо, находящееся в его власти. Вокруг - сотни или может быть даже тысячи детей рода человеческого, но ни одного знакомого лица. Оторванный от "своей" земли, любой человек утратит способность твердо стоять на ногах, но ученик друида был не из их числа. Он молчал, стараясь сохранить остатки гордости и самоуважения, по крайней мере, тех их частей, которые были направлены вовне, а не культивировались внутри, цепляясь своими корнями за твердь здравого рассудка. Единственное, о чем сожалел кэмри, так это о том, что за все это долгое время хватило сил выжить и не хватило смелости идти дальше, сквозь середину пути, на ярчайшую дорогу из всех имеющихся в этом мире. Впрочем, и этого было недостаточно, чтобы сожалеть по-настоящему. Только цепи натерли кожу, но на это можно просто не обращать внимания. Как многие из уроков, которые зиждились на выработке терпения и стойкости, так и этот своеобразный урок, преподнесенный жизнью, был вполне сносен.
Сколько людей вокруг...
Сколько вокруг несчастных, готовых продать душу за то, чтобы снять цепи, их не снимая. Словно это служение у ранее свободного становилось целью всей жизни. Так робко и преданно заглядывать в глаза каждому потенциальному хозяину, каждому призраку власти - это не вызывало ничего, кроме жалости. Но у многих так же сохранялся и дух, незыблемый, как скала. К примеру, вон тот полуголый мужчина с выражением отвращения и злости на лице. Его гримасы были чертовски уморительными, и наблюдению за подобострастием молодой мужчина предпочел наблюдение за увлекательной сменой чувств и эмоций.
Спустя минут пятнадцать этот человек уже казался знакомым. Так всяко лучше, чем просто пялиться в пустоту и ждать, когда определенная прочими судьба наконец соизволит протянуть свою тонкую длань.

0

5

В голове уже звинело, от того гомона, что производили собирающиеся римские свинья, ибо иначе Яннис их никак не называл. Он вытер пот со лба, звякнув цепями, невольно потянув за нее, прикованного к этой же цепи модого паренька, худенького и также страдающего от жары, даже более сильнее, чем он Яннис испытывал сам.
Юноша кажется нашел в нем объект отвлечения от тех бед, которые свалились на голову всех тех, кто сейчас стоял на деревянном помосте.
-Что жь придется выживать теперь малышь, терпи..., грек замученно улыбнулся пересохшими губами пареньку, что бы хоть как-то поддержать товарища по несчастью.
В этот момент послышались возгласы:
-Дорогу благородной Поппее Сабине! Дорогу!, вынужденно обратил внимание в ту сторону, откуда эти возгласы доносились.
-О задница Диониса, это еще что за цирк...., подумал он, всматриваясь в носилки.
- Что угодно благородной Поппее?, тихонечко хмыкнул:
-Даа благородство прямо так и сыплется как бисер в грязь...
Собственно Яннис давно уже решил, что как только будет  возможность он попробует бежать, это лишь вопрос времени и благосклонность Великой Моиры...

Отредактировано Яннис Танан (2011-02-21 00:54:49)

0

6

Циклоп запоздало подумал о том, что его товар сейчас больше походит на снулую рыбу, чем на людей, и что не мешало бы пнуть мальчика на побегушках, чтобы обошел шеренгу с ковшом теплой, нагревшейся на солнце воды.
- Госпоже посчастливилось прийти первой, - угодливо заулыбался он, - пока что есть из чего выбирать.
- Ты в самом деле так считаешь? - Поппея Сабина сделала несколько шагов вдоль ряда уныло глядящих на нее невольников. - Возможно, если бы я покупала корм для зверинца...
Это не было попыткой сбить цену - впечатление они в самом деле производили удручающее, даже если вообразить себе их вымытыми, откормленными и принаряженными.
- Ты, - остановилась она напротив худощавого молодого человека со спутанными каштановыми волосами, длина которых выдавала в нем варвара. - Ты говоришь на латыни? Откуда ты? Галл?
Особой надежды на связный ответ женщина не питала, учитывая отсутствующий вид парня - возможно, он вообще не понимал, что здесь происходит.

0

7

Человек с забавной мимикой утер пот со лба, и кэмри несколько пошатнулся, следуя за натянувшейся цепью. Похоже, пленник сам едва смог выдавить долгое время не знавшими влаги губами жалкую улыбку. Сын Ллира улыбнулся в ответ, надеясь, что вышло все же много лучше. Да, он страдал и готов был половину жизни отдать за глоток воды, но таким эгоистичным мыслям не было места в голове будущего друида, каким бы далеким это будущее не было.
Юноша знал, что должен быть сильным. Таким образом, все изменится.
Когда стройная женщина в белой накидке оказалась напротив кэмри, тот настороженно смерил женщину взглядом. Не старая, но и не молодая, она хранила свою красоту. Скрытая под кружевной накидкой, властная, эта римлянка напоминала пчелиную матку – опасная в гневе, прозорливая и сосредоточенная на своих только целях. Женщина задала несколько вопросов, но только по одному слову стало понятно, что она хочет знать.
Что ж, с него не убудет ответить.
…и, возможно, даже поймет греческий:
- Кельт. Моя родина – Кэмри.
В горле пересохло, и вместо привычного голоса, с которым слова становились похожи на песни, несколько фраз превратились в едва слышный хрип. Ллир проглотил вязкую, с металлическим привкусом слюну, и тряхнул головой, скрывая лицо от палящих лучей солнца. Эта земля как будто любыми путями старалась оттолкнуть ученика друида, но он закрывал глаза на неудобства собственного тела. Тело можно излечить, и тогда появится призрачный шанс...
Юноша старался не смотреть на незнакомку, сосредоточившись на воображаемой точке где-то за ее головой.

0

8

Кельт? Кэмри? Было ли это названием его земли и народа, или просто звуками чужого языка, которым не нашлось замены в аттическом наречии? Но два из четырех слов понятны, это уже неплохо. Если бы только раб не напоминал скелет, обтянутый кожей...
- Госпожа желает взглянуть?- засуетился Циклоп, готовый по мановению руки покупательницы раздернуть челюсти невольника, демонстрируя зубы, или стащить последнее тряпье, позволяя оценить мужскую снасть.
- Пока нет, - Поппея Сабина снова брезгливо поморщилась - запах, витавший над помостом, был весьма далек от тонких благовоний, к которым она привыкла. - Он выглядит больным. Смотри, как бы это не оказалось что-нибудь заразное, иначе ты разоришься в один день.
Она немного покривила душой - насколько позволял судить опыт, парня, похоже, точила какая-то внутренняя болезнь,  для окружающих не опасная, но уменьшающая его цену в несколько раз. А вот его сосед выглядел вполне здоровым и полным сил - насколько это было возможно при том питании и условиях жизни, которые обеспечивал своим невольникам Циклоп.
- Я хочу посмотреть на этого. Раздень, - покачала она пальцем, огромный, на всю фалангу, рубин, бросил алый отсвет на грудь светловолосого раба-крепыша.

0

9

Паренька  было жалко, но  скорее всего она , эта римская богачка все же возьмет, на какуюю нибудь грязную работу или возможно даже возможн непосильную ему.
-Что жь берегись Малыш... -И зачем было отказываться от еды, этим ты себе не помог, только хуже сделал...
-Интересно, что этой  римлянке взбредет голову про меня... Посмотрим...

- ... Он выглядит больным. Смотри, как бы это не оказалось что-нибудь заразное, иначе ты разоришься в один день..., Яннис прекрасно понимал римскую речь в отличии от соседа-паренька кельта.
- Я хочу посмотреть на этого. Раздень., произнесла женщина, на которую он даже не взглянул, но как только этот грязный работорговец протянул руку к нему он прошипел на латыни, но с явным мягким греческим акцентом.
-Не прикасайся ко мне свинья, оторву..., зыркнув на работорговца, ненавистным взглядом и колюче посмотрев на римляну, сдернул с себя ту убогую шмотку, единственную, прикрывающую от палящих лучей солнца.
-Пришла  покупать, так покупай, а не  разглагольству, мы для тебя всего-лишь овощи или скот..., ненависть к этому народу буквально кипела в нем.

0

10

Недоуменный взгляд на пространную, невнятную речь женщины. Что ж, волей случая или прихоти сил природы, но римлянка потеряла к юноше интерес, и он вновь вернулся к созерцанию самого себя. Только словив на себе какой-то странный сочувственный взгляд того самого "соседа", кельт растерянно вздернул брови в едва заметном выражении этого чувства.
Что это - жалость?
События вдруг начали ускользать от понимания молодого человека.
Женский тонкий перст указал на грека, работорговец сунулся, получил, судя по интонации, словесную зуботычину, и отвалился. Пленник, в свою очередь, как-то уж слишком эмоционально содрал остатки той жалкой ткани, которую даже оной и не назовешь, прикрывающую достоинство.
Этот жест, пожалуй, можно было бы назвать неприемлимым.
Cachi!
Валлиец, прежде достаточно беспристрастно рассматривающий эту странную сцену "осмотра", резко вздрогнул и отвел глаза, благодаря одной только силе воли почти не вспыхнув. Обнажаться так - на глазах у незнакомцев, будучи подневольным - это выходило за рамки понимания, принятия и вообще любых норм приличия. Какая-то скрытая радость блеснула в сознании юноши - ему не пришлось терпеть публичное унижение. Однако то было подавлено мысленным "учительским произволом" - привычным некогда подзатыльником, который отлично наставлял на путь истинный.
Молодой человек только в своем воображении представил этот увещевательный жест, и все прочие эмоции как испарились, оставляя только отголоски, жалкие фантомы самоё себя и смутную досаду - положение подневольного с каждой секундой открывало новые грани своей омерзительности.
По крайней мере, на родине врагам отрубали головы и привязывали за волосы к седлам, а не обнажали прилюдно их естество, как будто те были жалким скотом.

0

11

Рядом с греком женщина задержалась едва ли дольше - его яростные речи впечатлили ее не более воробьиного чириканья, а, как известно, воробей - птица пустая, по ней даже авгуры не гадают. Поппее хватило одного взгляда, чтобы прикинуть, как будет выглядеть мужество раба в возбужденном состоянии, а потому она проследовала дальше, остановившись рядом еще с несколькими мужчинами, каждый из которых также был подвергнут подобному небрежному осмотру. Из всего, что мог предложить покупательнице Циклоп, первые двое лучше всего подходили для намеченной ею цели, а потому вскоре женщина снова стояла перед длинноволосым и его соседом. Небрежно протянув руку, Поппея помяла между пальцами каштановую прядь кельта, будто оценивала качество пряжи - это было именно то, что нужно. Если его пешком пригнали из этой неведомой Кимри, значит, парень куда сильнее, чем выглядит.
- Ты бы хоть из ведра их окатывал, - с усталым вздохом бросила она Циклопу, который почему-то считал, что умыванье - привилегия исключительно женской части товара.
- Будет сделано, благородная Поппея!
- Да не сейчас же, дурак...- неуместно рвение торговца вызвало у нее слабую усмешку. - Вы, двое. Отвечайте по очереди. Сперва ты, потом ты, - рубиновый блик скользнул от грека к кельту. - Приходилось ли вам сношаться при свидетелях? С мужчиной, мальчиком, женщиной, животным?

Отредактировано Поппея Сабина (2011-02-21 11:20:49)

0

12

Яннис мгновенно понял, что это за дама и какого рода деятельность предоставляется в ее доме. Да ей рабы и нужны были что бы заменить тех, кто был уже не пригоден для этого бесстыдства.
-Ах ты норка Геры.... что б ты пересытилась до смерти, ненавижу презренные римские шелудивые псы...
-Я женат, делай выводы шлюха, конечно Яннису было страшно, перед тем, что ему предстояло.
Он нашел в себе силы прилюдно оскорбить римлянку, стараясь добится хотя бы того, что бы попасть хоть на лудус к самому кровавому ланисте, нежели в руки это женщине.
Яннис был напряжен до предела, если бы сейчас руки были свободны он бы без колебаний задушил бы порочную римлянку.
Его даже не волновало, что  с ним сделают за убийство гражданки Рима, убьют или исколечат до полусмерти, оставив затем подыхать в какой-нибудь грязной яме. Яннис инстинктивно сжал пальцы в кулаки и дернул руками, так что  цепь натянулась до предела.
Оставалось надеятся, что женщина поймет, что такой раб опасен для нее и жизни и решит отказаться от покупки.

0

13

- Ясно, одну овцу всю жизнь трахал... - хохотнул было Циклоп, но вспомнил, что не пристало высокородной госпоже слушать такие речи - ни от плебея, ни, тем более, от грязного раба. - Заткнись, а то зубы повышибу!- рявкнул он, надеясь, что покупательница пропустит мимо ушей болтовню невольника.
- Оставь, - поморщилась Поппея, целиком, казалось, сосредоточившись на том, чтобы поправить неровно легшую складку богатой столы. -  Слушаю тебя,- она кивнула кельту, просчитывая возможные выгоды и затраты. Для того, чтобы осуществить задуманное, ей нужны были мужчина и юноша - не обязательно эти двое. В пользу того, чтобы купить это тщедушное создание, говорили только его длинные волосы. Обычно рабов быстро остригали, чтобы не разводить вшей. Можно было найти паренька моложе и миловиднее, но парик испортил бы все впечатление, свалившись в неподходящий момент... Поппея склонялась к мысли, что следует приобрести пленника из Кимри, независимо от ответа. Даже если он бессилен и не сможет возбудиться ни при каких условиях, этого от него и не требовалось.  Возможно, ее слова о болезни помогут выиграть при покупке несколько монет. А вот второй... На рынке предостаточно мускулистых мужчин с внушительным достоинством - более покладистых и не таких воинственно-целомудренных. Если бы Поппея выбирала раба для собственных нужд, возможно, она сочла бы забавным заняться его укрощением. А возможно, и нет - грек был примерно вдвое старше того возраста, который предпочитала покупательница.

Отредактировано Поппея Сабина (2011-02-21 17:27:12)

0

14

Кельт слышал эти голоса, перебранки, но не мог понять ни слова. Слегка нахмурившись, он попытался хотя бы попытаться прочувствовать интонации, но смысла вопроса женщины в белой кружевной накидке так и не уловил. Грек огрызается, работорговец смеется и тут же пытается осадить горделивого мужчину, римлянка, не жалуя этому цирку своего царственного внимания, вновь обращается к кэмри. Ллир оглядывается на светловолосого эллина, словно надеясь, что взгляд разъяренного мужчины поможет понять сложившуюся ситуацию.
Взгляд этой женщины не то, чтобы пугал, нет.
Он настораживал.
Словно она, покинув свое тело, мысленно перебирала тонкими сухими ладонями внутренние органы, проверяя, как долго протянет потенциальный раб.
Кай сделал почти не заметный шаг назад, как если бы хотел избежать соприкосновения с ореолом опасности, который окружал эту странную римлянку.
Её глаза слишком жестоки.
Отстраненно отметил молодой человек, все же позволив себе вздернуть брови в выражении легкого недоумения. Даже проигрывая в памяти звуки, произносимые этим тонким ярким ртом, он не мог вникнуть в значение слов.

0

15

Представителю славного рода Фабиев было неимоверно скучно в этот омерзительно жаркий день. Отец, как всегда, занимался исключительно своими делами, оставив сыновьям достаточную сумму, чтобы они могли развлечь себя. Рулл уже второй день пропадал где-то со своими приятелями и Квинт Руфус не желал знать, чем именно занят его брат: развлечения того были чересчур кровавы и грубы на утонченный вкус юноши.
Нежелание выходить под палящие лучи солнца боролось со скукой, и скука, наконец, победила. Собравшись и взяв в сопровождение пару крепких рабов, Квинт отправился в единственное место, где, как он рассудил, возможно, кипела жизнь: на рынок рабов. Даже вечно бурлящая Субура несомненно, отсыпалась после ночи и лишь к вечеру, когда станет попрохладнее, вновь оживет, перемалывая тела и души, даря опасное наслаждение и отбирая все.
Где-то вдалеке громко переругивались с кем-то плакальщицы, явно недовольные полученной оплатой. Тренированные глотки выдавали такие пронзительные вопли, что на месте несчастного, рискнувшего недоплатить этим фуриям во плоти, Квинт давно сдался бы, спасая свои уши. Но, видимо, противник плакальщицам попался из людей крепких; пусть его голос не звучал и вполовину так же громко, тем не менее, он не сдавался. Квинт замедлил шаги, раздумывая, не посмотреть ли поближе, потешив неподобающее человеку его происхождения любопытство, но не рискнул.
Через четверть часа он уже был на рынке, где царило уныние. Лишь какой-то ненормальный бился в цепях, словно его опоили варварским настоем, вызывающим прилив сил у бойцов и лишающим их разума.
Совсем неподалеку от безумца стояла женщина, чья прелестная фигура вызвала интерес у юноши, несмотря  - а, может, и благодаря тому - что она была уже вполне зрелой. Было нечто соблазнительное в опытных женщинах, отчего Квинт Руфус предпочитал именно их.
Он подошел ближе и узнал почтенную Поппею Сабину, чья страсть к удовольствиям была ему прекрасно известна. Но встретить ее здесь в такой ранний час он не ожидал.
- Почтеннейшая Сабина! Я счастлив лицезреть вашу ослепляющую красоту, - негромко произнес он, подойдя почти вплотную и вдохнув нежный запах ее волос и кожи.

Отредактировано Квинт Фабий Максим Руфус (2011-02-21 19:09:34)

0

16

Парень молчал, но Поппею Сабину это нисколько не обескуражило - она уже имела возможность убедиться в том, что он не глухонемой и при необходимости будет способен объясниться. Ей еще не приходилось встречать раба, которого с помощью кнута или пряника нельзя было бы обучить десятку-другому слов на латыни. Или пусть уж на греческом, не суть важно.  Молчание кельта не было попыткой выразить презрение, он действительно не понимал, чего от него хотят, а не пытался казаться высокомерным.
- Этого я возьму, - чуть склонила женщина голову, увенчанную сложным сплетением кос. Циклоп открыл было рот, чтобы заверить госпожу в правильности ее выбора, несокрушимом здоровье  и безмерной кротости раба, а также назвать цену, которая в итоге должна была уменьшиться втрое, однако на помост поднялся еще один патриций. Торговец заскучал - это означало серьезный риск, что за своей беседой благородные господа позабудут, зачем сюда пришли.
-Привет тебе, благородный Фабий, - сдержанно улыбнулась Поппея, хорошо знавшая подлинный смысл взгляда, устремленного на нее. Мужчины одинаковы, облачены ли они в тогу, пестрые лохмотья варваров или набедренную повязку раба. Женщина, похожая на нее, по их мнению, должна непременно находиться в поиске жеребца, который покроет ее с мощью и напором, присущим не смертным, а самому Юпитеру. - Я решила немного обновить домашнюю прислугу. Пожилые рабы ответственнее и лучше знают, как выполнять свою работу, вот только глядеть на них не так приятно, как на свежие, молодые лица. Что привело сюда тебя?

0

17

- Тебе не следует оправдываться передо мной, прекрасная Поппея, - мягко укорил женщину Квинт и, словно в наказание, задержал взгляд на высокой груди. Любоваться прекрасным следует всегда, когда только представится такая возможность, ведь это возвышает дух. А в данном случае радовалась и плоть - так можно ли отказываться от подобного? - Вижу, ты выбрала себе подходящий экземпляр. Не слишком ли он худосочен? Возможно, он тяжко болен и вскоре умрет.
Пусть Квинт Руфус не был торговцем, но сбивать цену он умел: когда живешь за счет других, приходится учиться выгадывать, как бы ни оскорбляло его подобное в самом начале. Но зачем платить больше за негодный товар? К тому же, Поппея может быть благодарна ему, если он поможет сбить цену, а красивая женщина высказывает благодарность всем известным способом... Несмотря на ум, Квинт все же был еще молод, и кровь его бурлила, вынуждая желать утолить огонь тела.
- А что же второй? Дикарь, которому самое место где-нибудь на арене, с животными, такими же, как и он сам. Или благородная Поппея желает попробовать его укротить? - Последнюю фразу он произнес с еле заметным неодобрением, не понимая, к чему тратить время на совершенно бесполезных рабов. Такие, как этот бешеный, редко становились хорошими рабами; они не понимали, как им повезло, что они остались живы и могут служить гражданам великого Рима... - Я бы и сам взял себе кого-нибудь. Старик Тит уже дряхл, и не может сопровождать меня в дальних прогулках, а эти двое, - молодой Фабий небрежно махнул в сторону стоящих за его спиной рабов, - слишком глупы, чтобы развлекать меня.

Отредактировано Квинт Фабий Максим Руфус (2011-02-21 23:10:58)

0

18

- Это он только так выглядит, благородный Фабий! - почти жалобно возразил Циклоп, чувствуя, что цена кельтского раба тает, как град под солнцем. - А так - двужильный, собака! Хоть к мельничному колесу. И зубы все целы.
- Уймись, Дуилий, - кажется, Поппея была единственной, кто знал подлинное имя одноглазого работорговца- для него самого было загадкой, откуда. - Если я отобрала товар, то не откажусь, но мне, право, надоедает стоять на солнцепеке. Приходи вечером за деньгами, а раба я заберу прямо сейчас. 
Циклопу не оставалось ничего иного, кроме как почтительно поклониться и взяться за молоток и долото, чтобы отсоединить выбранного невольника от общей цепи.
- Ты, несомненно, прав, мой Фабий, относительно внешнего вида этого раба, однако у меня есть основания согласиться с Дуилием, - доверительно промолвила Поппея, будто сообщала молодому человеку тайну исключительной важности. - Что же касается этого... - она глазами указала на грека, - здесь я не могу не прислушаться к твоему мнению. Лучшим хозяином ему станет ланиста. Сожалею о твоем Тите - я помню его еще полным сил, ах, как летит время... Вот что мне пришло в голову, Фабий - у меня есть мальчик-флейтист, которого мой вилик приобрел по случаю, на распродаже имущества. Не желаешь ли купить его? Тогда каждый твой шаг будет сопровождаться музыкой, разгоняющей скуку, - Поппея негромко рассмеялась, воображая себе эту картинку.

0

19

Работорговец дернул цепи, размыкая звенья, и в груди юноши вспыхнуло что-то сродни раздражению. Эта женщина... купила его? Как скот, как грязное отродье - она, быть может, еще и рискнет повести его на поводке? Ученик друида плотно сжал зубы, стараясь сдержаться, чтобы ни одно из вертящихся на уме ругательств не слетело с языка. Проявления слабости непозволительны для того, кто в будущем может стать опорой и верой целой деревни. Кай брезгливо передернул плечами – хотя и сам сейчас был далеко не лучше этого старикашки, скорее наоборот – и оглянулся на светловолосого эллина.
Он более не стоял в длинной цепочке проигравших спор с самой судьбой, но выходить не спешил. И даже когда грубая рука то ли дернула, то ли попыталась швырнуть его вперед, кельт сделал один шаг вперед, удерживая равновесие.
Эта женщина – средоточие зла. В ее глазах отчетливо читалась порочность, и молодой человек не собирался так просто сдаваться варварским требованиям римлянки. Кельт на мгновение утратил метафизическую почву под ногами, и пришлось приложить немало усилий, чтобы вновь поверить в свою собственную силу. В мужество своей души. Поэтому, даже получив сочную пощечину (аж те самые упомянутые белые и крепкие зубы клацнули), Ллир  дернулся, но решил не поступаться своей гордостью. Он чувствовал, что эта женщина легко может раздавить его в будущем, если поймает в свои силки.

Отредактировано Кай ап Ллир (2011-02-24 03:46:54)

0

20

Яннис же поняв, что  его не покупают, в целях удовлетворения  своих самых низменных и развратных целей, чуть облегченно вздогнул и чуть успокоился и стал потише себя вести.
Как ни странно грек  кажется уже и сам решил, что самый лучший для него вариант был бы римский лудус и теперь оставалось наеятся, что кто-то из ланист пожалует сюда и купят его прежде, чем очередная какая-нибудь похотливая аристократка решит прикупить себе раба для  удовлетворения.
-О Боги, какие же они варвары эти римские собаки... Они как тупые псы стремятся угождать своим низменным интересам и все остальное для них грязь...
Яннис успокоился более и менее и снова повязал вокруг себя залкое подобие нижней одежды, дамы прикрыть наготу, тихонько гремя цепями.

0

21

Ну на подходе же новая партия рабов и рабынь... Как же Вечный Рим без них?...

0


Вы здесь » Рим » Увеселительные заведения и Рынки » Рынок Рабов